Главная » 2014 » Май » 3 » БОЙ У НИЖНЕМИТЯКИНСКОГО
14:54
БОЙ У НИЖНЕМИТЯКИНСКОГО
Реконструкция реальных событий.
Фамилии участников подлинные.

Ну, что же, други добрые,
Садитесь-ка поближе
Послушайте-ка быль,
Но, нет, не о Париже/

О бравых русских парнях
Послушайте рассказ.
О доблестных танкистах,
Кто Русь святую спас.

Идет, шагает время,
Его не остановить.
Уходят ветераны,
Мы ж остаемся жить.

Когда уйдет последний,
Останемся с чем мы?
Кто нам тогда расскажет
О жертвах той войны?

О жертвах и о подвигах,
О ратных о делах,
О том, как чья-то доблесть
Победила страх.

Уходят ветераны,
Их голоса все тише
И траурные флаги
Склоняются всё ниже.

А были молодыми,
Но грянула война,
В военные мундиры
Оделась вся страна.

Июль 42-го,
Враг рвётся к Сталинграду.
РККА дерётся,
Но враг ломит преграды.

И 3-е июля
Не было исключеньем.
КВ-шка Коновалова
Вгоняла в огорчение.
На марше батальона
Его КВ-шка встала.
Всем видом говоря,
Что очень изустала.

Всё объяснялось просто:
Вчера был жаркий бой,
Топливопровод
Посёк снаряд лихой.

Всё, вроде, починили,
Рванули на восток
У хутора Нижнемитякинского
Бензопровод потёк.

И комбриг – 15
По фамильи Пушкин
Велел чинить КВ-шку
У леса на. опушке.

Ушла вперёд бригада,
Остался танк один.
На корпус набросали
Берёзок и рябин.

А, чтоб побыстрее
Достиглись результаты,
Оставили с танкистами
И техника бригады.

Лейтенант Серебряков – техник бригады
Совсем не лыком шит.
Механику КВ–шки
Он доблестно постиг.

Знал все её проблемы,
Особенно с трансмиссией.
Сдавал не раз на 5
Экзамены комиссии.

Быстро разобрали,
Собрали – завелось.
– Экипаж, в машину!
Тут и началось.

На пригорок вышли
Две бронемашины
С крестами на броне,
В пыли дорожной шины.

Наш башнёр Дементьев
Тут не растерялся.
В обстановке сложной
Быстро разобрался.

Быстренько прицелился
И нажал на спуск.
Ухнуло орудие,
Заложив нам слух.

Одна бронемашина
Разлетелась в щепки.
Вряд ли есть живые
В железной этой клетке.

Вторая огрызнулась
Пулемётной трелью
И злые трассера
Над башней просвистели.

Потом, дав полный задний,
Железяка укатила.
Поняли фашисты,
Что здесь их ждёт могила.

Герасемлюк – наш заряжающий
Вогнал снаряд в казённик,
Да так легко и просто,
Как в чугунок половник.

Командир наш Семён Коновалов
Командует приказ:
– Быстрей машину к бою!
– Опять пойдут сейчас.

– Ты, Федя, стой на месте,
Пока замаскированы,
Но будь готов к движенью
И в любую сторону.

Наш мехвод
Федя Козыренцев
Попал к нам в батальон
Прям из окруженцев.

Танк он водит классно,
Словно виртуоз,
Хоть КВ–шка весит,
Как средний паровоз.

– Как там связь с бригадой?
–Что, опять молчит?
Наш радист Червинский
Уж час ключом стучит.

И ключом и голосом
По всякому зовёт.
Видать ушли далёко
И связь не достаёт.

А в танке жарища,
Лето, как никак,
Да на Украине.
Мать его растак.

Да ещё в машине
Два лишних танкиста
Серебряков
Да Егор Аникин.

Аникин – младший мехвод
Подбитой КВ-шки,
Помогает экипажу,
Не щёлкает орешки.

В задраенном танке
Семеро танкистов.
Дай по газам
И уйдёшь от фашистов.

Один танк тебе не рота,
Не взвод, не батальон.
Нет флангов слева, справа
И борт не защищён.

–Что, командир, уходим?
Пора уже пора.
–Нет, будем драться здесь,
Хорош тикать, братва.

– Тикать нам некуда, ребята,
Бригада, та черт знает где,
Снарядов полная машина,
Да и фашисты на хвосте.

– Тогда вот командир,
Встанем чуть правее.
Оттуда бить фашиста
Гораздо веселее.

Молодец наводчик,
Дельный дал совет.
Сейчас заедем в рощу
И нас, как будто, нет.

Легонько, как могли,
Проползли в лесок.
И запах разнотравья
Сбил танкистов с ног.

Жара стоит такая,
Кузнечики стрекочут
И холодок хранят
Тени в дальних рощах.

Сейчас бы искупаться
В воде бы поплескаться,
А не в железке этой
По полям таскаться.

Нашли получше место,
Кустарник нарубили
И в тени деревьев
Поели и попили.

Славный родничок
Шелестит меж вётел
И поток воды
Шаловлив и светел.

Между камышинок
Шустрые вьюнки,
Водомеры юркие
Мчат наперегонки.

Год прошёл военный,
Сколько боли, слез.
Фашистские колонны
Прут на юг всерьёз.

За спиною Ростов,
Таганрог и Батайск
И донецкий бассейн позади.
А кругом всё горит,
А кругом дым и гарь,
Только бой, только смерть впереди.

– Да, курите ребята.
Когда ещё нам доведётся махорки курнуть?
Полежать так на травке, вспоминая семью,
Шлемофоны с голов стянуть?

Аникин же Егор
В дозоре боевом.
И, лёжа на бугре,
В бинокль округу смотрит.

Не катят ли вдали
С крестом броневики
И не пылит по шляху
Ли пехота.

Матёрый прёт немчара
Курс – строго на восток.
Что делать с этой силой,
Начальству невдомёк.

Над картой дни и ночи
Карпеют генералы,
Но армия от этого
Сильней, увы, не стала.

И вот в момент суровый
Для родной отчизны
Находятся герои,
Что не жалеют жизни.

И отдают её
Так просто и спокойно
И погибают с честью,
Борясь с врагом достойно.

Солдатские потери
Зависят от начальства.
Где хуже генералы,
Там смерть ликует часто.

Вот и сейчас
Лишь танк один,
Что стоит в засаде –
Единственный барьер танковой армаде.

Но каждый всё уже решил
Однажды для себя,
Что умереть придётся здесь,
Здесь, где своя земля.

– А, что, и, правда,
Где-то здесь есть речка Калитва?
– Да, чуть восточней, точно есть.
По карте, вот она.

– А чё спросил?
– Да просто так, ребята говорили.
Эх, искупаться б в речке той
Пока нас не убили.

– Ну, что это за мысли,
Товарищ старшина.
У нас, броня, снаряды
И тут наша земля.

– Она нам и поможет
Она и сохранит.
А коли уж придётся,
В себе похоронит.

– И танк наш не последний
КВ-шка удалой.
Забыл, как молотили
Фашиста под Москвой?

– А сколько раз спасала
Нас его броня.
Смотри-ка сколько вмятин
От вражьего огня.

–Так, что, отставить хныкать,
Товарищи бойцы.
За спиной за нашей
Матери, отцы.

–И работа наша
Только тем важна –
Сколько в землю вгоним
Фашистского дерьма.

–А почему бы нам
Не догнать бригаду?
Воевать сподручней,
Когда начальство рядом.

–Взгляни на небо старшина,
Летает супостат.
Мы километра не пройдём,
Как тут-же разбомбят.

–Не видел бомбленных колонн?
А, что-же говоришь?
Уйдём с такой позиции,
Так навоюем с шиш.

Да, много повидали
Танкисты на войне.
Есть много, что сказать
Израненной броне.

Вот Егор Аникин
Крикнул с косогора,
Что идёт по тракту
Танковая свора.

Серые коробки
С белыми крестами
Полязгивая траками
Предстали перед нами.

Люки нараспашку.
В башнях офицеры
Крутят во все стороны
Цейсовские прицелы.

Нас то не заметишь
Под сводом этой рощи.
Заряжен бронебойный,
Глядит в прицел наводчик.

– Не стреляй покуда,
Подожди чуток.
Пусть подойдут поближе,
Слышишь, что ль, браток?

– А куда я денусь?
Пробасил башнёр.
–Что-то больно много их-
Мрачный коленкор.

–Насчитал, ребята, я
Уже сорок штук.
Пальцев не хватает,
А, также, ног и рук.

–Отставить разговоры.
Их семьдесят пять.
Позиция хорошая-
Всё вокруг видать.

–Теперь так, Ваня, слушай:
Бей десятый танк.
Он, точно, командирский.
Сбей хотя бы трак.

Ухнуло орудие,
Оборвав слова,
Выскочила гильза.
Начались дела.

–Вреже ему ещё разок
В башню, не робей.
Видишь, ею крутит,
Ищет нас злодей.

Снова выстрел пушки,
Звон гильзы, как набат.
Первый загорелся.
– Ну, с почином, брат…

Танки, что с крестами
Вмиг остановились,
Захлопнулись все люки,
Башни закрутились.

–Бей того, что сзади..
–Понял, лейтенант..
Снова ухнул выстрел,
В цель ушел снаряд.
В фрице что-то гукнуло,
Лопнула броня.
Немец превратился
В искристый сноп огня.

–Молодец, Ванюша,
Жги ещё, браток.
Видишь фриц тикает –
Дали задний ход.

Ваня завертелся,
Словно в поле уж,
Только ручки крутит.
Не до шуток уж.

Сразу после выстрела
Только крик –Снаряд!
Звон вылетевшей гильзы
И от газов смрад.

Командир молчит.
Чего мешать работе?
Снова ухнул выстрел.
Теперь уж по пехоте.

Танки откатились,
Лишь четверо стоят.
Словно на картинке,
Красиво так горят.

Танкисты убежали,
Ну, те, кто уцелел.
Медицинской службе
Много будет дел.

=Так, Федот, на цыпочках
Сейчас уходим вправо.
Видишь бугорок?
Вот на него, в дубраву.

Заработал двигатель
На малых оборотах.
Взвизгнул фрикцион,
Жалуясь на что-то.

Медленно, как в сказке,
Как могучий слон,
Танк наш повернулся
И пошёл под склон.

Правильно, конечно,
Мыслит лейтенант.
Нас уж засекли,
Сейчас пойдут опять.

–Так, ребята, двое,
Берите пулемёты
И дуйте-ка из танка
Отсекать пехоту.

Залягте недалёко,
Метрах этак в стах.
Один-слева, другой-справа,
Желательно в кустах.

Возьмите и гранат
Запасец небольшой.
Если танк попрёт
Иль броневик какой.

–Задача вам такая –
Пехоту отсекать
И к танку эту сволочь
Никак не подпускать.

–А мы огнём поможем,
Фугасных есть запас.
Ступайте, бедолаги,
Бог не оставит вас…

Открылся люк на башне
И выскочили двое,
Затих стук по броне,
Ушли на смерть герои.

–Так, Витёк на месте,
Я его засёк.
И Андрюха тоже,
Тоже нормалёк.

Только разобрались,
Фриц опять попёр.
Танки и пехота–
Мрачный коленкор.
Всё это уже
В развёрнутом строю.
Здесь тянуть не надо
–Огонь! Мать твою!

Ваня завертелся,
Как на уде сазан.
Ручки быстро крутит,
Деловой пацан.

Выстрел, снова выстрел,
Наш Иван шустрит.
Мрачный бог войны
Ручками крутит.

В башне спаса нету
От снарядных газов.
–Приоткройте люк,
Сдохнем здесь, зараза…

Вот горит уж третий
Гитлеровский танк.
–Ваня, бей пехоту,
Мать её растак..

Осколочно-фугасными
Иван громит пехоту
И слышно, как тутукают
Наши пулемёты.

Враг, видно, обнаружил нас
По дыму из ствола
И наша дислокация
Враз превратилась в ад.

Загромыхали молотом
По танковой броне
Снаряды бронебойные,
А звону, как в кузне.

Мы тоже упираемся,
Ванёк весь в мыле,
Весь пол завален гильзами,
Заряжающий – без силы.

Но медлить нам нельзя,
Роща стала адом
И в цель уходят точно
Снаряд за снарядом.

Вокруг одни разрывы
И грохот осколков в броню.
Иван вращает ручки,
Ему нет равных в бою.

–Иван, поможем Витьке,
Вправо, девяносто.
Сначала бей по танку,
А после по пехоте….

Ванёк послушно крутит
Ручки маховик
И глазом своим правым
К прицелу он приник.

–Вот, хорошо, нормально,
Дави его скорей,
А после и шрапнелью
Накормим егерей.

Вот выстрел, снова выстрел
И вражий танк горит,
Откуда-то из башни
Черный дым валит.

Люки открываются,
Здесь время не тяни.
Танкисты вылазят
Из-под своей брони.

Дудукает наш спаренный
И Витькин пулемёт
И косят, косят, косят
Состав фашистских рот.

Вот несколько разрывов,
Ванёк не подкачал.
Осколочно-фугасных
Гостинцев он послал.

Фашисты, откатились,
Но слева, вот дела,
Всё сильней и явственней
Доносится пальба.
То Андрюха наш отсекает фрицев
–Башню влево, быстро!
Счас дадим напиться!

Ваня – раб галерный
Крутит маховик,
К таким перипетиям
Он давно привык.

Вот опять гром выстрела,
Содрогнулся танк.
Осколочно-фугасного
Сейчас оценит враг.

Ухает орудие,
Стрекочет пулемёт,
Впереди разрывы–
Сам чёрт не разберёт.

………………………

На следующий день
Разведка из бригады
Пришла на место боя,
Где танк стоял в засаде.

Нашли уже сгоревший
Совсем разбитый танк,
Но люки все задраены.
Не вломишься никак.

Исклёвана снарядами
Тяжёлая броня
И обгорела краска
От жаркого огня.

Тут подошли к разведчикам
Старуха и старик.
Поведали ребятам,
Как экипаж погиб.

В последнюю атаку
Уничтожили шесть танков,
Бронемашину и
С роту оккупантов.

Работа танкистов
Хорошо видна.
Дымится вражья техника
И трупов дополна.

–А как же их подбили?
–Да, кончились снаряды,
Тут подкатили пушку
И отомстили, гады….

Били с большой пушки
Миллиметров 105,
И с 75 метров
Трудно не попасть.

И танк уже не двигался,
Лишь пулемёт стрелял.
Видно повредили
Ходовую часть.

Ну, что же тут поделаешь?
Погибли, как один.
Погибли вместе с танком,
Но не отступили.

–Давайте так поступим:
Здесь место-то глухое.
Чуть позже соберётесь,
Схороните героев.

–Да, место-то отметьте,
Чтоб после-то найти
И монумент танкистам
Погибшим возвести.

–Ну, ладно, прощевайте,
А мы – назад в бригаду.
Сейчас кругом фашисты,
Замордовали гады.

Уехала разведка,
Трясясь на мотоциклах
Просёлочной дорогой
И всё вдали затихло.

Остались старики
У броневой машины
И долго, долго гладили
Её стальную спину.

Старуха тут всплакнула,
Вспомянув сына,
Которого безжалостно
Забрала война.

Где сейчас любимый,
Миленький сынок?
Может голодает?
Может изнемог?

А быть может тоже
Жизнь свою отдал?
И в неполных двадцать пять
Встал на пьедестал?

Сколько боли, крови
Принесла война.
Вспомнят ли потомки
Эти имена?

Бригадная разведка
Вернулась в аккурат
И наградной листок
Пишет их комбат.

Пишет по уставу,
Мо так и так и так:
Была поломка танка,
А тут нагрянул враг.

Целый день стояли,
Перекрыв весь тракт.
Сожгли 2 бронемашины
И 16 танков.

Да ещё с десяток
Больших грузовиков
С пехотой, амуницией.
Вот такой итог.

И простые строки,
Что экипаж погиб в бою
И до последней капли
Пролил кровь свою.

Защищая Родину и социализм,
Лейтенант Коновалов проявил
Мужество, непоколебимую стойкость,
Беззаветный героизм.

Поэтому достоин
Посмертного присвоения звания
«Герой Советского Союза»
С вручением ордена Ленина
И медали «Золотая Звезда».

И снизу, завершая
Наградной листок:
Командир 1-го танкового батальона
Лейтенант Васильков.

О, сколько боли, крови
За этими словами
И материнских слёз,
И юных вдов рыданий.

А как же остальные?
Судьбой обделены?
Конечно, точно, нет:
Все орденами награждены.

Война, такая штука.
Как смерить героизм?
Смерть – высшая оценка.
Простите за цинизм.

Ну, а, если выжил,
Считай, что повезло.
Ты продолжаешь жить
Всем смертям назло.

Вот здесь так всё и вышло,
Как в сказке для детей.
Троим из той КВ-шки
Досталось уцелеть.

Когда танк загорелся
И нечего терять,
Оставшимся в живых
Надобно тикать.

И ушли из танка,
Снявши пулемёт,
Дементьев, Коновалов
И Серебряков.

Отползли подальше,
Залегли в кустах.
Видели, что фрицев
Одолевает страх.

Те долго не решались
К танку подойти,
Долго выжидали
Часов до шести.

А потом начали
Труппы собирать,
Да братские могилы
В рощице капать.

А потом и вечер
Быстро наступил
И колонна фрицев
Отступила в тыл.

Так, считай, на сутки
Фриц притормозил
И в своём движении
Поубавил пыл.

Вы спросите,
Скажет вам любой военный,
Как бесценно время
При отступлении.

Можно закрепиться
На выгодных позициях,
Подвезти патроны,
Снаряды, амуницию.

Подтянуть резервы,
Выставить посты,
Добротно заминировать
Дороги и мосты.

Каждая секунда
Здесь жутко дорога.
Каждая секунда–
Могила для врага.

А здесь почти на сутки
Остановлен враг.
И кто всё это сделал?
Один советский танк.

Можно сколь угодно
На картах стрелы рисовать.
Но мужественным людям
На стрелы наплевать.

Стоит колонна фрицев,
Закапывает труппы.
Дымят в кюветах танки
Ударной этой группы.

А это означает,
Что скоро, как набат,
Пролетит по миру
Слово «Сталинград».

Да, да, вот эти парни
С разбитой в прах КВ-шки
Творили здесь историю,
К победе ставя вешки.

Но хватит о высоком,
В бою не до него.
С темнотой танкисты
Подались за село.

Двигались ночами
Строго на восток.
Нужно догонять своих,
Хоть и путь далёк.

Деревни, поселенья
Старались обходить.
Там везде фашисты.
Воды хотя б попить.

Но больше-то боялись
Даже не фрицаев,
А мужичков с повязками–
Новых полицаев.

Поэтому шли ночью
По родной земле,
По утренним туманам
И сырой траве.

Питалися кореньями,
Травой, сырым зерном.
Дементьев в этом спец –
В прошлом агроном.

На четвёртый день пути,
Что за чертовщина?
Открылась пред танкистами
Прекрасная картина.

На зелёном на лужочке
Стоит немецкий танк,
Экипаж не ведает,
Что так близок враг.

Смекнули тут ребята,
Что ехать – не идти,
Перебили фрицев.
Хоть танк бы завести.

Серебряков покумекал.
Даром что ли спец?
Запустил машину
Ухарь, молодец.

Понеслась по кочкам
Вражья колесница.
Комфорту – навалом,
Нам такой не снится.

Только слабовата
Супротив КВ.
Так себе машина,
Но не на букву г.

Как чрез фронт пробились
Знает только Бог.
И от тех и этих
Танкистов поберёг.

Наши офигели
От такой картины,
Хорошо, хоть подняли
Белую холстину.

А Семен с друзьями
Тоже ликовал,
На трофейном танке
С месяц рассекал.

Но их записали
Совсем в другую часть.
Да какая разница,
Где с фрицем воевать?

Много на трофее
Дел понатворили.
Три фашистских танка
Доблестно подбили.

Но не долга у танка
Боевая жизнь
И трофей немецкий
Пришлось сдать в утиль.

Начальство в обстановке
Всё же разобралось.
И наградной листок
Изменять не стало.

И 31 марта 43-го года
Получил герой награду,
Награду от народа.

А в наградном листе том,
Видать мне довелось,
Стоит Иосиф Сталин,
И подпись наискось.

Закончилась история,
Перипетий полна.
История закончилась,
Но не кончилась война.

Долга была ещё
Дорога до Победы,
А вдоль дороги той –
Разруха, смерть и беды.

Дошёл и наш Семён
До конца войны.
И брошен возрождать
Экономику страны.

В 46-м году Семён
Был уволен в запас.
В 50-м был снова призван,
Но это другой рассказ.

В 56-м году уволен
В запас насовсем.
Хрущёвские сокращения
Запомнились им всем.

Тысячи покалеченных судеб,
Кто и когда их поймёт?
Не та страна Россия,
Чтоб это брать в расчёт.

И уехал в Казань
Наш герой Коновалов.
25 лет инженером
Отпахал – срок немалый.

А в апреле 89-го
Умер наш герой.
Смерть ведь не обманешь,
Достанет костлявой рукой.

И упокоен прах
Героя, что нет с нами
На Арском кладбище
Города Казани.

Ты, дорогой казанец,
Будешь, если там,
Положи цветы или –
Свечку в храм.

Разные дороги
У отцов и дедов,
Тех, кто для мира
Выковал победу.

Трудно умирать,
Внезапно понимая,
Что победу эту
Сожрала волчья стая.

Жаль фронтовиков,
Ставших стариками,
Видевших как рушат
Великую державу.

Но Бог Семёна миловал,
Прибрал его тогда,
Когда была Россия
Республикой труда.

И не было Гайдаров,
Чубайсов, Собчаков,
А были пионеры
И клич «Всегда готов!».

19.05. 2013


Просмотров: 642 | Добавил: Владимир | Теги: героизм, танк Т-34, победа, танковые сражения, Танкисты, Великая Отечественна война | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
0
1 Vonrech   [Материал]
Владимир, если Вы живёте в России, приглашаю Вас участвовать в нашем поэтическом конкурсе. Есть прекрасная возможность БЕСПЛАТНО попасть в сборник и БЕСПЛАТНО получить несколько экземпляров сборника.
Положение на главной странице нашего сайта.
С уважением,
Владимир Федорович Чернов, администратор сайта, председатель жюри.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Суббота, 26.09.2020, 10:19
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Форма входа

Поиск
Новые стихи
Последние статьи
[15.12.2013][Поэтам]
Стихотворение в прозе? (1)
[17.03.2013][Поэтам]
Редактируем стихи (2)
[10.02.2013][Поэтам]
Об авторском праве (0)
Песни С. Талбухина
Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Реклама

МАУ РИЦ "Кулебакский металлист" © 2020
Конструктор сайтов - uCoz